Святитель Феофан и книги

mpi2014

О своих трудах и планах

227. «Соборные послания надо протолковать. А если те Бог поможет протолковать, - надо будет взяться за Евангелия, - и широкою рукою писать… Того, что нужно о Евангелиях, - и на том свете не кончить» (т. 2, с. 11).

228. «Прошу ваших молитв. Кажется, силы уже слабеют, а много бы еще надо написать» (т. 2, с. 51).

229. «Вот теперь, после окончания Добротолюбия, никак не найду предмета по душе и нередко скучаю от безделья… Может быть, порядком отдохнувши, нападу на что-нибудь… и займусь тем усердно…» (т. 3, с. 89).

230. «Но какого содержания следует быть дневнику? Такого ли как отца Иоанна? Это самое лучшее. - У меня есть сему образчик… в письмах к разным лицам… в конце» (т. 4, с. 45).

231. «Евангельскую историю пришлю… вместе с „Невидимою бранью“, которая кончена печатанием, пересмотрена окончательно с указанием опечаток… и ждется. Когда перечитывал - брань - пришла охота взяться опять за прекращенный перевод подобной же книги…» (т. 6, с. 124).

232. «Я здоров как обычно. Но глаз слабеет. Я давно оставил его на волю Божию. Может быть, Господь хочет под конец избавить или отвлечь меня от книжничества, которое верхом ездит на мне» (т. 6, с. 146).

233. «На днях мне не раз приходилось подумать, как бы хорошо иметь книжку - о смерти и суде… Это и по поводу поучений св. Феодора, и по поводу некиих писем…» (т. 6, с. 168).

234. «Читал 12, 13 и 14 годы - войны с Франциею… Я уж несколько раз читал их… и еще прочитать не отказываюсь… Что за светлая личность Государь наш?!!» (т. 6, с. 193).

235. «После окончания „Добротолюбия“ еще ничего не придумал. Начал однажды понемножку переводить толковую лествицу. - Ибо лествица во многом, по сжатости речи, темна» (т. 6, с. 202).

236. «33-й псалом отпечатан. Печатание 4 т. „Добротолюбия“ на кончике… 5 т. - совсем готов к печатанию. А потом? - Потом, что Бог даст, то и будет» (т. 6, с. 206).

237. «После „Добротолюбия“ никак не нападу на дело по душе… и доселе ничего не делаю» (т. 6, с. 206).

238. «Нарочно выписываю все книги спиритов, чтоб ознакомиться с ними покороче» (т. 7, с. 18).

239. «Кончив аскетику, возьмусь перечищать Патерик. У!... Это страсть - книжища!» (т. 7, с. 21).

240. «Думаю подготовить проповеди к изданию. Выйдет книжек три» (т. 7, с. 29).

241. «Потом начну понемногу устав… с Пахомиева… до Василия Великого и Кассиана… Между тем надо готовить и толкование…» (т. 7, с. 42).

242. «Сборник скоро закончу. Пока будут печатать сию первую часть - вторую подготовлю, собственно Уставы» (т. 7, с. 43).

243. «Мне приходило в голову - поехать на Афон для перебора отечников, - не найдутся ли писания Аввы Исаии отш.[ельника], недостающие Марка Аскета, Евагрия и других» (т. 7, с. 44).

244. «За то от всего отказался. Ничего не читаю. Только газеты посмотрю мельком. План-то мой велик. Весь Новый Завет протолковать. А потом Псалтирь, а далее притчи… и умирать. Дума за горами, а смерть за плечами» (т. 7, с. 50).

245. «Мне деньги совсем не нужны. Лишь бы издание было подешевле - и потому порасхожее, т.е., чтобы шире разошлось» (т. 7, с. 50).

246. «Патерик издать?! Вот что мне пришло на ум! Ведь Патерик этот есть сборник: собран из Достопамятных сказаний, из Герондика, из Лавсаика и Лимонара… статьи расположены по предметам - под 24 заглавиями… О. Арсений прислал мне сборник - из тех же источников, но заглавий уже 200. У меня и родись мысль, - из всех фундаментальных отечников, как-то: Достопамятных сказаний, Лавсаика, Лимонара, истории Боголюбцев, бесед Григория Двоеслова, - и наших отечников - Саровского, Соловецкого, Валаамского, Киевского - составить свой сборник по своему плану со строгим разграничением… Под каждым заглавием делать обзор помещаемых под ним статей…» (т. 7, с. 51).

247. «Больше всего меня занимает - привесть в систему - достопамятные сказания, Лавсаик, Лимонар, история боголюбцев» (т. 7, с. 98).

248. «Буду читать Жизнь Христа Спасителя с терпением» (т. 7, с. 143).

249. «Кончив перевод, пошлю к старцам - и предложу им под всякую статью сей книги подобрать изречения старцев подвижников, - из Лимонара, из Патериков и герондиков» (т. 7, с. 184).

250. «Есть время, когда ничего не делается, ни читается, ни пишется. Его нечем наполнить, кроме рукоделия» (т. 8, с. 225).