Святитель Феофан и книги

mpi2014

В. В. Каширина

«Преутешительная и преблаженная обитель!»:

святитель Феофан на Выше

        Святитель Феофан (Говоров) провел на Выше 28 лет, из них 22 года в полном затворе. По словам известного исследователя духовного наследия святителя Феофана о. Георгия (Тертышникова), «время затвора – важнейший период, можно сказать, центр жизни преосвященного Феофана, ибо именно тогда по преимуществу явились во всей силе его великие труды и подвиги…». 

          «Преблаженную» Вышенскую обитель святитель Феофан впервые увидел в начале 1860-х гг., когда был правящим епископом на Тамбовской кафедре. Сердцем ощутил он разлитую здесь благодать и полюбил уединенную тихую обитель, величественную неприступную красоту окружающей природы. В 1862 г., назначая на Вышу настоятелем игумена Аркадия (Честонова), он пророчески произнес: «Поезжайте, отец игумен, туда, а там, Бог даст, и я приеду к Вам».

Сам святитель всегда стремился к уединению. Известно, что решение об увольнении на покой вынашивалось долго. Как отмечал сам святитель: «Имею в мысли служить Церкви Божией, только иным образом служить»1. 12 марта 1866 г., в день своего ангела, на память преп. Феофана Сигрианского, после сугубых молитв за Божественной литургией он подал прошение в Святейший Синод об увольнении на покой с правом пребывания в Вышенской пустыни. 17 июля 1866 г. был освобожден от управления Владимирской епархией с назначением настоятелем Вышенской пустыни.

Сердце святителя стремилось к желанной цели, и уже через неделю после указа, 24 июля 1866 г., в Успенском соборе города Владимира состоялось прощание его с владимирцами на воскресной службе.

Из Владимира на Вышу святитель выехал 28 июля и прибыл 3 августа 1866 г. В одном из писем он писал о своем первом впечатлении: «По всему Выша – преутешительная и преблаженная обитель!». В сентябре того же года святитель подал прошение об увольнении от многозаботливой деятельности настоятеля, которое было удовлетворено 19 сентября 1866 г.

По свидетельству одного из современников, «для него настала жизнь без хлопот, жизнь для ученых трудов и молитвы. В первое же время пребывания своего в пустыни преосвященный Феофан говорил игумену Аркадию: «Я намерен испытать себя в подвигах иночества; буду ежедневно ходить в церковь ко всем братским службам, а потом скажу, что со мною». Пять месяцев продолжалось это испытание: Преосвященный епископ, наряду с братией, ежедневно ходил к вечерне, утрени и ранней обедни. Являлся он к богослужению всегда в сопровождении своего келейника и непременно к началу службы. Становился в холодном храме в главном алтаре; в теплом – в алтаре придела в честь преп. Сергия. Один из очевидцев (И<гумен> Т<ихон>) так изображает молитвенное стояние Владыки Феофана. «Придет он, бывало, в церковь, сотворит уставные поклоны, станет в алтаре на определенном месте в струнку, «не распуская членов», и начинает молиться. Он творит то редкие поясные поклоны, касаясь рукою пола, то вдруг зачастит, делая обыкновенные малые поклоны, то совсем прекратит те и другие». Все это он совершал благоговейно, сосредоточенно и большею частию с закрытыми глазами, что, по его собственным словам, «способствовало собранности всех чувств, внутрь пребыванию; стоянию умом и сердцем пред Господом». В таком состоянии молитвенного безмолвия Владыка оставался иногда подолгу, и только непрестанное перебирание четок свидетельствовало, что он умно не переставал произносить слова молитвы Иисусовой и в это время»2.       

Первоначально святитель Феофан поселился в настоятельских кельях, однако помещение это оказалось очень тесным из-за обширной библиотеки. Тогда настоятель Вышенской пустыни и одновременно ученик святителя о. Аркадий (Честонов) решил построить для него отдельные кельи. Зимой 1866 г. он приступил к постройке над каменной просфорней второго деревянного этажа. Помещение для Владыки Феофана вышло просторное и вполне удобное. Через пять месяцев после переселения в обитель стало очевидно, что для святителя, занятого интенсивными научными трудами, требуется особый распорядок жизни, отличный от общемонастырского. Тогда епископ Феофан сказал игумену, что «продолжать хождение ко всем службам церковным он не может» и стал мало-помалу сокращать свои выходы в церковь к вечерни и утрени, а потом стал выходить только к ранней литургии.

19 февраля 1873 г., в понедельник первой седмицы Великого поста, испросив благословения у настоятеля, святитель затворился на весь Великий пост. «В Великую субботу он объявил, что первый день св. Пасхи он будет служить вместе с братиею, а потом уединится опять и уже на целый год. По прошествии года, т. е. в 1874 г., преосвященный Феофан нашел для себя возможным совершенно порвать непосредственные сношения с миром и уединиться в тиши своей кельи навсегда. В совершенном удалении от мира, в тиши затвора, ему казалось легче и удобнее стремиться к идеалу иночества, существо которого, по его словам, заключается в том, чтобы «устремившись умом и сердцем горе, быть там единому с Единым Богом не минуту, не час, не день, а непрестанно»3.

В 1878 г. он испросил разрешение у епархиального начальства устроить у себя в покоях домашнюю церковь, которая была освящена во имя Богоявления Господня. В этой церковке преосвященный Феофан совершал богослужения в течение многих лет один, в сослужении только ангелов.

В первое время затвора редко, в хорошую погоду весною и летом, святитель Феофан выходил погулять в лес. Такие прогулки чередовались с еще более редким катанием на лошади в легком экипаже в сопровождении келейника. Зимою и летом святитель ежедневно гулял по балкону, пристроенному к покоям с северной стороны. Этот балкон тянулся во всю длину здания и от посторонних глаз был защищен резною решеткою со щитом, выпиленным самим затворником.

В кельях святителя был всегда чистый воздух, одевался он чисто и тепло, стол имел простой, но не скудный. Занятия умственные и работы физические совершались в определенное время. Этот порядок, заведенный самим святителем, способствовал его плодотворной работе.

Описание кельи святителя сохранилось в статье неизвестного автора «В келье затворника», опубликованной в апреле 1894 г. в журнале «Душеполезное чтение». Уникальность этих воспоминаний в том, что они написаны сразу после кончины святителя, когда в его покоях проводился разбор вещей. Вся обстановка в келье в то время была полностью сохранна. «Стены деревянные, без обоев, несколько потемневшие от времени. Мебель и вся обстановка до последней крайности простые и ветхие. Шкаф с угольником из простого дерева, оцененный в один рубль… Комод – в два рубля… Простой стол, ветхий… Складной аналой, ветхий… Железная кровать, складная, ценою в один рубль… Диваны березового дерева, с жестяными сидениями - все ценою три рубля сер… Все остальное в таком же роде...»4.

В келье было много вещей, которые свидетельствовали о разносторонних занятиях святителя: два ящика с инструментами, токарными, столярными, переплетными, палитра для красок и кисти, фотографический аппарат, станок для выпиливания из дерева, верстак, токарные станки, телескоп, два микроскопа, анатомический атлас, шесть атласов географии общей, церковной и библейской. В келье находилась одна из богатейших частных библиотек того времени, а также произведения иконописи, принадлежащие перу святителя Феофана Затворника: «Святитель любил священное искусство иконописания и сам был хороший художник. Нося в душе образы иного, высшаго небесного мира, он, видимо, желал окружить себя и на земле их светлыми отражениями. Какое изобилие икон и картин священного содержания! Большинство, если не все из них, вероятно, писаны его святительской рукой. «Распятие», «Воскресение Христово», «Снятие со креста», «Спаситель в терновом венце» – на полотне, образ Спасителя во весь рост, Божией Матери – во весь рост на дсках, «Богоявление» – на полотне, образ святителя Тихона во весь рост – неоконченный немного, иконы св. Митрофания Воронежского, свв. Антония и Феодосия, св. Александра Невского… и много других картин и икон на полотне и дсках. Есть и портреты, например, Серафима Саровского… К двум предметам особенно часто возвращалось художественное творчество почившего: к изображению св. Тихона Задонского и Богоявления»5.

Отдельно автор описывает «церквицу» святителя, отмечая важную деталь: «…особенно трогательно – это то, что в алтаре близ жертвенника, на стене можно видеть висящий мешочек, весь наполненный записочками к преосвященному с просьбами помянуть в своих молитвах у престола Божия…»6.

Время затвора явилось самым плодотворным этапом его деятельности как духовного писателя и богослова. На Выше были написаны известные нравоучительные, истолковательные и переводные творения святителя.

Одним из важнейших творений святителя являются труды по изъяснению Слова Божия, которые стали значительным вкладом в русскую библеистику: толкование Посланий апостола Павла, толкования на 33-й, 118-й псалом, толкование Шестопсалмия. В период затвора были подготовлены основные переводные сочинения: «Добротолюбие», «Невидимая брань», «Древние иноческие уставы» и другие. За эти труды все духовные академии Русской Православной Церкви и Берлинское братство избрали святителя Феофана своим почетным членом, а Петербургская присвоила ему в 1890 г. звание доктора богословия.

Кроме научных занятий, святитель в затворе вел обширную переписку. Ежедневно ему приходило от двадцати до сорока писем, на которые он сам подробно отвечал. Святитель чутко улавливал духовные потребности адресата, обстоятельно разъяснял все вопросы и недоумения. Живо реагировал на события, которые происходили в церковной и общественной жизни, обсуждал вопросы перевода Библии на современный русский язык, события Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и другие.

В последние годы святитель готовился принять схиму и сам сшил схимническое облачение. Но Господь судил иначе. Святитель Феофан почил после Божественной литургии на праздник Богоявления Господня 6/19 января 1894 г.

Тело почившего было погребено в Казанском соборе Вышенского монастыря в правом Владимирском приделе. Над могилой тщанием настоятеля и сотаинника святителя архимандрита Аркадия было воздвигнуто надгробие из белого мрамора с изображением трех книг Феофана Затворника: «Добротолюбия», «Толкования апостольских посланий» и «Начертание христианского нравоучения».

Святителя Феофана почитали еще при его жизни. Высокий духовный авторитет святителя, пример его богоугодной жизни, его творения привлекали сердца многих православных людей, и желающих помолиться у его гробницы становилось все больше. По благословению архимандрита Аркадия для богомольцев были открыты кельи святителя – место его сокровенного подвига.

Благоговейная память о святителе сохранялась и в советские годы, когда на территории обители располагалась психиатрическая больница. И в 1973 г. иеромонахом Елевферием (Диденко) и иереем Георгием Глазуновым были обретены мощи святителя и до 1988 г., т. е. до времени прославления святителя, находились в Троице-Сергиевой лавре. В 1988 г. на Поместном Соборе Русской Православной Церкви святитель Феофан был причислен к лику святых как «подвижник веры и благочестия, оказавший глубокое влияние на духовное возрождение современного ему общества». В том же году по благословению архиепископа Рязанского и Касимовского Симона мощи святителя были перенесены в храм села Эммануиловка Шацкого района Рязанской области.

24 июня 1991 г., в день всех Рязанских святых, в село Эммануиловка мощам святителя Феофана на вертолете прибыл поклониться Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Для всех жителей шацкой земли это было величайшее событие. Первосвятитель, обратившись к многочисленным богомольцам, отметил: «Святитель Феофан был великим молитвенником, учителем духовной и нравственной жизни. В своих творениях он указывал путь ко спасению. Мы верим, что и сегодня он молитвенник наш перед Господом Богом… Святитель Феофан прожил в Вышенской пустыни 28 лет и считал это место райским уголком на земле. Я думаю, что все живущие здесь ныне должны беречь это место, ценить эту землю…».

В этот визит Святейший не смог посетить Вышенскую обитель. Однако для возрождения монастыря визит Первосвятителя имел решающее значение. Было принято решение о перенесении мощей святителя в Вышенский монастырь, для этого необходимо было восстановить хотя бы один храм.

29 июня 2002 г. по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II мощи святителя Феофана были перенесены из села Эммануиловка в восстановленную Успенскую церковь монастыря. Патриарх сам участвовал в этих торжествах, он осмотрел монастырь и помолился на месте бывшего захоронения святителя Феофана в Казанском соборе, который находился в полуразрушенном состоянии. В это время в селе Эммануиловка при громадном стечении народа был отслужен молебен святителю Феофану. И крестный ход с мощами святителя направился на Вышу. Многотысячный крестный ход у ворот монастыря встретил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Кульминацией торжеств стала праздничная утреня, совершенная Патриархом возле Успенской церкви перед ракой с мощами святителя Феофана в сослужении архиереев: митрополита Рязанского и Касимовского Симона, архиепископа Тамбовского и Мичуринского Евгения, архиепископа Владимирского и Суздальского Евлогия, епископа Шацкого, викария Рязанской епархии Иосифа, епископа Дмитровского Александра и епископа Сергиево-Посадского Феогноста.

В своем слове Святейший Патриарх выразил уверенность в том, что Вышенский монастырь станет важным духовным центром Рязанской епархии и всей православной России, а имя святителя Феофана и его творения будут хорошо известны всем православным людям.

В память об этом событии было принято решение совершать празднование перенесения святых мощей святителя Феофана, Затворника Вышенского, на общецерковном уровне – 29 июня. Этот праздник был включен во все церковные календари.

После возвращения мощей святителя в монастырь Вышенская обитель по молитвам своего угодника и заступника постепенно стала возрождаться.

Сейчас мощи святителя Феофана, которым приезжает поклониться все больше и больше паломников, находятся в Казанском соборе монастыря.

В восстановленных кельях святителя Феофана в июне 2011 г. освящена домовая церковка святителя и открыт музей. Здесь, как ни в каком другом месте, можно соприкоснуться с сокровенной тайной затвора.

В преддверии юбилея – 200-летия со дня рождения святителя Феофана, Затворника Вышенского, который по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла будет отмечаться в 2015 г. на общецерковном уровне, Выша приобретает тот вид, который был так дорог святителю. О своей любимой обители он писал, что ее «можно променять только на Царство Небесное».

1 Творения иже во святых отца нашего Феофана Затворника. Собрание писем / Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря и изд-ва «Паломник». М.,  1994. Вып. V. Письмо 759. С. 11. 

2 Воспоминания о в Бозе почившем преосвященнейшем епископе Феофане // Тамбовские епархиальные ведомости. Неофиц. часть. 1895. № 39 (30 сентября).  С. 996–997. 

3 Там же. С. 998–999. 

4 В келье затворника // Душеполезное чтение. 1894. Ч. I. (Апр.) С. 687.

5 Там же. С. 699.

6 Там же. С. 700.